К.К. Косцюшко-Валюжинич и его археологические отчеты
История одного отчета: 
главная :: биография :: тексты :: рукописи :: фотографии :: чертежи :: эстампажи :: публикации :: гостевая :: о проекте
1891 год ...

РАСКОПКИ В ТАВРИЧЕСКОЙ ГУБЕРНИИ. В ХЕРСОНЕСЕ

При этих работах, по-прежнему, обращено было внимание как на дальнейшее исследование Херсонесского городища, в пределах городских стен, так и на отыскание древних могильников этого города.

Для расследования первой местности сотрудник Археологической Комиссии К.К. Косцюшко-Валюжинич, которому поручены означенные работы, произвел раскопки:

  1. на площади вокруг нового храма;
  2. на северном берегу моря от начала базилики, открытой в 1853 г. гр. А.С. Уваровым, до большой, полуразрушенной морем, цистерны;
  3. на том же берегу, в местности, где в 1890 г. обнаружены признаки площади древнего Херсонеса;
  4. около стенки, отделяющей площадь от монастырской гостиницы;
  5. близ новой северной монастырской стены, по направлению к большому храму с мозаичным полом;
  6. около новой восточной монастырской стены, вправо от главной улицы;
  7. на юго-восточной оконечности города, около блиндажа;
  8. в той же части города, на восточном берегу;
  9. близ приморской батареи, в северной части города;
  10. на северо-западной оконечности у западной стены, на крутом берегу моря.

  1. Площадь вокруг нового храма была распланирована, и открытые остатки древних храмов и зданий были нанесены на план еще в 1861 году, когда

    последовало распоряжение о постройке на этом месте храма в память крещения св. вел. кн. Владимира. Так как новый храм должен был быть окончен в октябре 1891 года, то Археологическая Комиссия распорядилась расследованием до скалы всех тех частей площади вокруг храма, где это представлялось возможным сделать, без ущерба для работ по сооружению храма. К сожалению, раскопки эти могли быть произведены только на "перевал", т.е. без вывозки земли и камня и без обнажения нижних слоев городища. Сожалеть об этом приходится, тем более что, судя по количеству и выдающемуся значению находок, сделанных в верхних слоях, площадь эта, как в византийскую, так и в греческую и римскую эпохи, занимала видное место в центре города. Нельзя при этом не указать на тот прискорбный факт, что громадное пространство городища, составляющее почти одну треть всего Херсонеса, без настоятельной надобности застроено разными монастырскими службами.

    С южной стороны, за остатками храма с мраморным полом, раскопок не производилось, так как эта часть представляет насыпь, образовавшуюся во время планировки площади в 1861 году. Дальнейшее расследование площади возможно с восточной стороны, когда монастырь приступит к сломке временных сараев впереди храма и к удалению камня, сваленного в громадном количестве позади дома урядника. Таким образом находки сделаны в западной части, перекопанной в 1890 году и, главным образом, в северной, расследованной до скалы в текущем году. Восточная часть перекопана узкой полосой, от тротуара храма до временного музея, а с южной стороны исследованы остатки двух храмов, которые исправлены и будут сохраняться в таком виде.
    Рис. 1

    Главнейшие находки: мраморная стела, с превосходно сохранившеюся греческою надписью в 56 строк, содержащею присягу на верность Херсонесу, Керкинитиде и Прекрасному Порту (она издана и объяснена В.В. Латышевым в Материалах по археологии России, № 9, стр. 1-13); мраморный пьедестал от статуи, посвященной, как гласит часть сохранившейся на нем надписи, Афине-Спасительнице (см. там же, стр. 24); кусок мраморной плиты с греческой надписью, от которой уцелело 10 сильно поврежденных строк (там же, стр. 18); 8 обломков плит с остатками греческих надписей (там же, стр. 31-34); 6 осколков мраморного карниза с греческой надписью в одну строку

    и с красивой глубокой резьбой (там же, стр. 34-35); кусок мраморного, сильно поврежденного огнем, карниза с частью византийской надписи (там же, стр. 36); 3 куска мраморной плиты с грубым изображением человеческой фигуры (без головы), ведущей к жертвенному столу, кажется, барашка; мраморная плитка, на ребре которой изображен лев, подходящий к амфоре; плита каменная с грубым изображением скачущей пантеры; плита каменная с изображением двух, обращенных в противоположные стороны, каких-то зверей с высокоподнятыми хвостами; обломок большой мраморно статуи, на котором видны грудь, рука, придерживающая одежду, и
    Рис. 2
    другая, опущенная; кусок мраморного карниза ионического стиля (обломок подобного карниза был найден в 1888 г.); кусок капители из песчаного камня с овами и завитками; 4 каменные известковые плиты с изображением больших крестов; мраморная четырехугольная, продолговатая купель с отверстием для стока воды и с изображением креста на каждой из узких сторон, как на капителях; большая мраморная круглая колонна; кусок круглой мраморной капители с рельефным венком; плита известковая, покрытая украшениями в виде двойных, пересекающихся кружков; карниз мраморный, с 2-мя крестами по сторонам и розеткой по середине, соединенной с крестами; железный церковный ставник (в 3'2'' высоты), состоящий из двойного круга (8' в диаметре), четырехгранного одно-дюймового прута и трех ножек; половина бронзового складного креста с изображением Спасителя в длинной одежде; бронзовая чашка с украшенной резьбою крышечкой (коробка для гирек?); бронзовая гирька в виде шара с усеченными полюсами; круглая гирька из черного камня, бронзовый складной ключ, бронзовый висячий замочек в виде фантастического зверя (см. рис. №1) , у которого уши заменены двумя сидящими птичками; кусочки плотной шелковой ткани, на одном из которых хорошо сохранилось изображение всадника в восточном вкусе (см. рис. №2) и 2 золотые монеты Василия I-го и Константина VIII. На площади открыто также 17 древних цистерн четырехугольной

    и круглой формы, различных размеров. Между ними особенного внимания заслуживает круглая цистерна (2½' в диаметре и 47'' глубины), которая, по-видимому, служила сточной ямой для жидких нечистот, так как она доходит до уровня морской воды (в 1888 г., в восточной части городища, по близости мастерской коропласта, была открыта такая же цистерна).

  2. Раскопки на северном берегу моря начаты у большой цистерны, в которой одни видели остатки древней лестницы, другие остатки башни. Разведка длинной береговой полосы обнаружила остатки зданий, стен и цистерн, большая часть которых
    Рис. 3
    давно унесена морем, и доказала значительное разрушение северного берега Херсонеса. В ясную погоду видны в воде остатки двух, высеченных в скале, цистерн, которые во время существования города не могли, конечно, помещаться позади боевой стены. Из сделанных тут находок обращают на себя внимание: большая поврежденная мраморная голова мужской статуи, варварского типа; мраморная, сильно поврежденная статуэтка Силена; бронзовый идол с заплетенными в косу волосами, как на "каменных бабах"; 2 донышка глиняной поливной посуды с изображением на одном орла, на другом - скачущего воина; стеклянная плоская овальная пронизь с изображением человеческого лица на обеих сторонах (см. рис. №3) ; большое свинцовое грузило в виде конуса, к вершине которого, по-видимому, был прикреплен железный крюк, и отбитое от чего-то

    изображение фантастической птицы из черного камня (см. рис. №4) .
    Рис. 4

    При разведках около базилики, открытой в 1853 г. гр. Уваровым, в 11 сажен. От наружной стены алтарной части ее, обнаружена часовня с тремя усыпальницами, в которых, кроме множества костей, найдены 2 бронзовые монеты Романа I; бронзовое круглое зеркало; бронзовая серьга и бронзовая пуговица. Внутри часовни найдены 2 бронзовые стенные костыля и большой железный, покрытый листовою медью, крест, украшенный по концам 4-мя розетками в кругах из точек, а по сторонам одним рядом точек и бордюром в виде шнурочка; по середине медальон с поясным изображением Спасителя. В 11 саж. от размытой морем большой цистерны к Ю., обнаружена вторая часовня, также с тремя усыпальницами, в которых, кроме костей, найдены: в длинной узкой усыпальнице с одним остовом, бронзовый крестик с ушком и с надписью по обеим сторонам; три бронзовые пуговицы и бронзовая монета Романа I, а в двух остальных 13 стеклянных браслетов, бронзовый перстень, 4 бронзовые серьги, верх лампадной цепи, часть тонкой бронзовой цепочки, 9 бронзовых пуговок, разломанная золотая спираль и кусочек парчи.

  3. На том же северном берегу моря, но более к З., где в 1890 г. обнаружены признаки древней площади, раскопка продолжена по линии южной стенки улицы, открытой в том же году, при чем на расстоянии 5 саж. от часовни (см. Отчет за 1890 г.) к З. открыта часть разрушенной морем абсиды второй часовни; в верхнем слое земле лежала большая мраморная колонна. Ниже улицы, до самой скалы, шел сплошной слой остатков битой посуды, как грубой, так и лакированной, терракотовых изделий и клеймленых амфорных ручек. Кроме того, здесь найдены: большой, грубо отесанный, песчаниковый, надгробный камень, на гладкой стороне которого иссечена греческая двустрочная надпись, относящаяся к IV в. до р.Х. (см. Матер. по археол. России № 9, стр. 26); малый обломок мраморной плиты с частью плохо сохранившейся, греческой надписи из 4-х строк (там же, стр. 33); терракотовая мужская голова с резкими

    Рис. 5
    Рис. 6
    чертами лица и с полуоткрытым ртом; сильно поврежденная часть статуэтки мужской фигуры из мягкого камня; терракотовая головка художественного исполнения (см. рис. №5) ; терракотовая голова Силена, прекрасного стиля (см. рис. №6) ; терракотовая статуэтка, по-видимому, изготовленная по форме, значащейся в Матер. по археол. России, № 7, табл. III, 4; терракотовая фигура Ники (без головы); две мраморные руки, одна средней величины, другая малая; 28 обломков от разных терракотовых статуэток; 3 куска терракотового орнамента; несколько кусков штукатурки красного и серого цвета; мраморная женская головка, сильно поврежденная; глиняная вазочка под черным лаком; 2 обломка глиняной чашки под черною поливою с дырочками, как в курильницах; 48 цельных и 28 обломанных глиняных лампочек; 20 днищ глиняной посуды под черным лаком, с выцарапанными на них буквами; до 350 амфорных ручек с именами астиномов, монограммами фабрикантов и разными эмблемами; 8 глиняных амфорных горл и 2 куска черепицы с греческими надписями.

    Если сюда присоединить находки, упомянутые в отчете за 1890 год, то не трудно убедиться, что во всех пунктах раскопок херсонесского городища, вместе взятых, не найдено такого количества обломков древней посуды и терракот, как на этом незначительном пространстве узкой береговой полосы.

    Нельзя не обратить внимания и на то, что под двумя часовнями и улицей верхнего города до самой скалы не обнаружено нижнего яруса построек, встречаемого повсеместно в Херсонесе при раскопках, так что есть полное основание считать это место площадью древнего города. Дальнейшие раскопки, вероятно, окончательно выяснят этот вопрос.

  4. В 8-ми с небольшим саженях от стенки, отделяющей площадь от монастырской гостиницы, открыта часть разрушенной часовни с двумя усыпальницами; от абсиды не осталось ни малейших признаков. Крайняя узкая усыпальница вся выходит наружу, а смежная углубляется на 4'6'' и покрыта прочным красивым сводом. В первой усыпальнице найдены одни кости, во второй, кроме костей, 6 стеклянных браслетов и небольшой глиняной сосуд под яркой зеленой поливой.
  5. В 5-ти саж. от новой северной монастырской стены, слева от ворот, в одном направлении с большим храмом с мозаичным полом, открыт маленький, но интересный в архитектурном отношении, храм, сложенный из пиленого камня. Плитный пол находится ниже поверхности земли, и к нему приходиться спускаться по лестнице из 3-х ступеней. Наибольшая высота сохранившейся стены 5'6''. Между тесаным камнем оказалось 8 плит от свода с кое-где уцелевшими греческими буквами, начертанными коричневой краской по штукатурке и неподдающимися дешифровке. В алтаре уцелела на своем месте гранитная колонка (2'4'' высоты) от жертвенного стола, которая, по мнению г. Бертье-Делагарда, находилась ранее в языческом храме.

    Найденные в храмике 2 мраморные резные капители и гладкая мраморная база лежали на полу, прислоненные к столбам, и служили, по-видимому, для сидения, так как мраморных колонн здесь быть не могло, и они заменялись каменными столбами. В усыпальнице, в юго-западном углу, находились одни кости. На полу храмика найден обломок мраморной плиты с шестью буквами очень крупной латинской надписи (см. Матер. по археол. России № 9, стр. 35).

    Храмик этот, как и большинство открытых в Херсонесе храмов, носит признаки позднейшей перестройки: дверь в южной стене заложена камнем, лестница снята, свод, справа от главного входа, заложен и заштукатурен, а в углу устроена из плит наружная усыпальница.

  6. В 15 саж. от новой восточной монастырской стены, позади временного музея, с правой стороны от главной улицы, оказался сильно разрушенный храмик, с пятью усыпальницами, без всяких обломков мраморов. В усыпальницах, кроме костей, найдены: 2 куска стеклянной мозаики, медная серьга, 9 бронзовых пуговок, стеклянная буса, кусочек шелковой материи, обрывок

    ткани с пришитыми к ней 2-мя бронзовыми бубенчиками, часть бронзовой цепи от лампады и 6 стеклянных браслетов.
    Рис. 7a Рис. 7b

    В той же части города, от главной улицы право на В., открыт надмогильный храмик, один из самых интересных, как по архитектуре, так и по находкам. Все остатки мраморов, от влияния огня, распались на мелкие части. На местах, где находились 4 колонны, с южной стороны, уцелели 2 обгорелые, растрескавшиеся мраморные базы, а с северной остались одни фундаменты. В двух усыпальницах оказались лишь кости. На полу храмика найдены осколок мраморной колонны с 7-ю дырочками для прикрепления креста и с грубо вырезанною мелкою византийскою надписью, неподдающеюся чтению, 2 куска тонких мраморных колонок, и кусок мраморной половой мозаики. Впереди абсиды, между ее стеной и ближайшей стеной здания, из небольшой цистерны вынуто: 6 глиняных амфор грубой работы. Внутри абсиды, в уровень с полом, залитым бетоном, открыто четырехугольное отверстие, обложенное плитками, и в нем, в сухой земле, наполнявшей углубление, помещался гробик из чистого белого мрамора с выдвижной крышкой (см. рис. №7a и №7b с изображением продольной и боковой сторон) . В гробике, вероятно служившем мощехранительницей, ничего не оказалось, кроме темно-коричневатого пятна на дне. Под храмиком помещается большой, прочный склеп, разделенный плитами на узкий коридор и 3 усыпальницы, в которых, кроме множества костей, найдены 18 стеклянных браслетов, в том числе 2 из синего стекла с позолотой (см. рис. №8) , 10 бронзовых пуговок, кипарисовый крестик и кипарисовый густой гребень.

    Рис. 8

  7. На юго-восточной оконечности города, около блиндажа, открыт сильно разрушенный и тронутый неумелой и поспешной раскопкой, большой храм с остатком пола из мраморных плит и 19-ю усыпальницами. По мнению г. Бертье-Делагарда, это один из храмов, открытых Крузе, производившим раскопки по поручению адмирала Грейга. В этом храме интересна форма алтарной части, редко встречающаяся в Херсонесе и напоминающая храм с правой стороны базилики, открытой гр. Уваровым.

    Усыпальницы длиною в 6'-7', 1'7''- 4'3'', глуб. 1'3''- 5'. Из них 8 иссечены в скале и расположены одна около другой; они, быть может, относятся к более раннему храму, тогда как остальные, наружные (из них некоторые обложены и закрыты мраморными плитами), несомненно, сооружены одновременно с грубой переделкой храма: устройством бутовых стен на месте колоннад и закладкой дверей у двух усыпальниц. Храм построен на месте древнего сооружения, которое он перерезает. Из баз колоннады только одна уцелела на своем месте. Внутри храма найдены: мраморная плита (4'3'' х 2'7'' х 4') с изображением по середине креста, с листиками по углам; неполная, мраморная плита (5'8 длины и 3'' толщины), также украшенная крестом; 2 куска мраморной плиты с частью креста в кругах (плиты эти, судя по вырезам снизу, по углам и по таким же вырезам в базах, вставлялись между колоннами, отделяя неф от приделов); мраморная плита (1'11'' высоты и 1¼' толщины) с красивым орнаментом в виде виноградной лозы; обломок мраморной плиты с несколькими буквами греческой надписи; кусок мраморного карниза с 7-ю греческими буквами в одну строку; 2 мраморные резные капители; мраморная база, множество обломков мраморных плит, колонн и карнизов, порог мраморный; обломок мраморного голубя (части мраморного голубя были найдены в 1890 году в храме на холме); золотая монета Гонория; бронзовые монеты Аркадия, Льва I, Василия I, Романа I, Льва VI, Романа II, Константина Х, Никифора Фоки. В усыпальницах, кроме костей, найдены бронзовые монеты Василия, Романа, Никифора Фоки, обломок мраморной плиты с грубым изображением птицы, 7 бронзовых

    пуговок, пара бронзовых серег, 11 стеклянных браслетов, глиняный глазурованный сосудик и более 200 кусочков стеклянной мозаики, разноцветной и с позолотой.

  8. В той же части города, на крутом восточном берегу моря, в 6'8'' от оборонительной стены, открыта часовня с двумя усыпальницами. Иконостас в часовне был, по-видимому, деревянный, так как в алтарной части найдены куски сгнившего дерева и широкая бронзовая полоса с отогнутыми краями. Полоса же была скреплена в 2-х местах на заклепках и разломана на 4 части, длина которых составляет 9'5'' (ширина часовни 9'8''). Через каждые 5' с одной стороны приделаны усеченные конусы, основанием наружу, числом 20. Полоса могла находиться сверху иконостаса, а на конусах могли стоять бронзовые подсвечники, которых здесь найдено 17, по форме напоминающих веретено, но с плоским основанием. Тут же лежали 3 бронзовые подставки для лампад. Кроме того, в часовне найдены: глиняная глазурованная, разбитая чаша, две бронзовые монеты Василия I и Романа I, верх лампадной цепи, 2 куска от плоского стеклянного сосуда, два стеклянные браслета, 8 бронзовых пуговок, сломанное бронзовое кольцо со стеклышком, большой железный ключ, 3 обломка мраморных плит с крестами, истлевшая материя и большая свинцовая печать с 2-мя дырочками и с изображением Св. Евгения и императора на конях, как на серебряных монетах трапезунтских Комненов.
  9. В 28 саж. от приморской батареи, к С. от большого храма с мозаичным полом, открыт интересный, по архитектуре и по находкам, храмик, построенный над сводчатыми усыпальницами. Архитектура храма та же, что и храма, находящегося по другую сторону большой базилики с мозаичным полом. Мраморные колонны здесь также заменены 4-мя каменными столбами; в стенах находятся 5 ниш квадратной и полукруглой формы. Кроме главного входа с лестницей из 3-х ступеней, были еще два боковые входа, из которых один был заложен камнем, что указывает на позднейшую перестройку храма. Глубина выемки до скалы в этих пристройках (стены их поставлены на стенах древнего здания) составляет 7'6''. Кроме глиняных черепков под лаком, здесь найдена грубо исполненная бронзовая статуэтка Зевса-громовержца (см. рис. №9) .

    Рис. 9

    Единственная по величине сводчатая усыпальница занимает все пространство под храмом, причем высота сводов между каменными столбами различная: у входа - 3'10''; по средине усыпальнице, где углубления в скале, 5'6''; в юго-восточном углу - 3'; в северо-восточном - 4'5''. Наибольшая длина склепа 35'2''; наибольшая ширина 20' и высота 5'6''. В храмике найдена большая золотая монета Иоанна Цимисхия, золотой перстень с выпавшим камнем, 3 серебряные гладкие браслета, игральная кость, кусок мраморного круга с частью иссеченного вглубь креста и двумя буквами, 2 обломка глиняной поливной посуды с изображением на одном человеческой головы, глиняной шарик, кусочек красной краски, распавшаяся на части ручка из коричневой массы и две бронзовые монеты Василия I и Константина VIII. В склепе оказались 20 бронзовых пуговок, 2 бронзовые перстня, 2 бронзовые браслета, с нанизанными на них бусами, 12 стеклянных браслетов, кипарисовый гребень, часть кипарисового креста, шнурочек из 8-ми шерстинок, крестик бронзовый с ушком, 3 бронзовые серьги и бронзовые монеты Романа I, Романа II и Константина Х.

  10. На северо-западной оконечности, у городской стены, на крутом берегу моря, произведена раскопка для расследования северной оборонительной стены, большая часть которой разрушена морем. Начальным пунктом раскопок был выбран большой камень близ западной стены, оказавшийся выступом скалы. Здесь обнаружена катакомба, в византийскую эпоху превращенная в усыпальницу; боковые ниши были заделаны кирпичом; на полу в беспорядке лежало множество костей. Спуск в катакомбу был перекрыт сводом, сверху которого можно было пройти в дверь (3'10''), ведущую в большое здание в форме креста, с полом из каменных плит и с 7-ю внутренними усыпальницами, в которых, кроме костей, найдены 10 стеклянных браслетов, бронзовый браслет грубой работы и пара бронзовых серег.

    Из южной оконечности этого крестовидного здания вела дверь в храмик с черепичным полом и с двумя усыпальницами. В алтарной части, в полу, обнаружено углубление в 3' в виде десятигранника продолговатой формы, обложенное мраморными плитками.

    Здесь, по-видимому, помещалась мощехранительница. В 5-7 саж. от крестовидного здания на В., открыт второй храмик с мозаичным, очень сильно поврежденным, полом. Судя по технике и рисунку мозаики, имеющему много общего с рисунком мозаики в базилике, открытой гр. Уваровым, это один из ранних храмов, но так как он открыт в самом отдаленном пункте городища и для сохранения его не представляется никакой физической возможности, то г. Косцюшко-Валюжинич поспешил вынуть более сохранившуюся часть пола. Значительная, бросающаяся в глаза, разница в направлении алтарей этих двух храмиков, отделенных лишь несколькими саженями, могла бы быть объяснена лишь тем, что когда в сравнительно позднее время строился храмик с крестовидной пристройкой, то более древний храмик давно уже не существовал. Открытие его в настоящее время является совершенно случайным, так как почва в этом месте представляла гладкую поверхность, без малейших признаков существования в ней остатков каких-либо зданий и в особенности храмов.

    В интересной постройке этой уцелели на своих местах лишь алтарная преграда из каменных плит (в 2'7'' высоты) и мраморный порог. Пол в алтарной части сделан из каменных плит. Впереди храмика находятся 4 усыпальницы, в которых найдены одни кости. С северной стороны прилегают большая усыпальница и склеп с мраморным порогом и превосходным кирпичным сводом особой, еще не встречавшейся, кладки, заключающейся в том, что кирпичи уложены так, что образуют купол, по средине которого кладка оканчивается одним кирпичом. В склепе, кроме костей, найдена только одна костяная точеная застежка. Около храмика открыта капитель из песчаного камня, красивой работы, и два куска мраморной колонки.

    Дальнейшее расследование местности, близ которой в 1890 году обнаружено несколько древних гробниц, привели к открытию еще двух других гробниц, высеченных в скале и оштукатуренных. Одна из них оказалась разграбленной и содержала лишь круглую, гладкую золотую бляшку и разбитую глиняную лампочку, в другой найдены бронзовая херсонесская монета и терракотовая лампочка с рельефным изображением орла.

    Тут же открыты три катакомбы, из которых одна была дочиста ограблена,

    другая заключала в себе разбросанные человеческие кости и небольшой сосуд из синего стекла, а третья, без обычных ниш и лежанок, содержала три лежавшие на полу остова с крайне деформированными черепами, и при них обломки грубых глиняных горшков, пару серебряных серег с 14-ти гранными привесками, серьгу той же формы, но средней величины, и два серебряные колечка, служившие, по-видимому, для подвешивания толстых серег.

    Две другие катакомбы открыты: одна по тропе, ведущей от монастыря к огородам, другая упомянутая выше, при описании двух смежных храмов (стр. 13), служившая в византийскую эпоху усыпальницей, у крутого берега моря, близ западной стены. В первой, разграбленной, оказался осколок мраморной плиты с 2-мя буквами от греческой надписи и с грубым изображением нижней части женской одежды; во второй, на полу и в нишах, было скучено множество костей, среди которых найдены 5 бронзовых монет Феодосия Великого и 3 глиняных кувшинчика.

    Открытие катакомбы у западной городской стены под крестовидной пристройкой к храмику побудило г. Косцюшко-Валюжинича предположить, что могилы могут оказаться и возле южной стены. Догадка его вполне оправдалась: раскопки, произведенные им на косогоре за южной городской стеной, действительно обнаружили обширный могильник, начинающийся влево от новых ворот возле порохового погреба и караульного домика крепостной артиллерии и оканчивающийся балкой, в которой находится временная казарма.

    На протяжении разрытых в этом месте около 106 кв. саж. открыто 68 могильных сооружений, устройство, размеры и содержимое которых подробно указаны в 1-м Приложении к настоящему отчету. Множество разбросанных человеческих костей, монеты и разные древние предметы, найденные в насыпи, покрывавшей эти могилы, доказывают, что некогда тут еще находилось немало других древних гробниц, ныне уже совершенно разрушенных, но определить, хотя бы приблизительно, число таких гробниц невозможно, потому что они разрушались постепенно при последующих погребениях, и на месте их устраивались новые.

    Упомянутые 68 могильных мест, свидетельствующие о 2-х способах хоронения в Херсонесе: а) погребения трупов и б) сожигания их, заключаются в 8-ми гробницах, сложенных из каменных тесаных плит (мог.

    1-3. 15. 38. 54. 55. 61), в 3-х гробницах, обставленных черепицами (мог. 5. 53. 62), одной гробнице, высеченной в скале (мог. 12), 43-х гробницах, обложенных мелким камнем (мог. 4. 7-11. 13. 14. 16-19. 21. 22. 24-34. 36-37. 39-45. 52. 58. 59. 63-68; в том числе 4 детские: 9. 24. 26 и 33), 12 глиняных отдельных урнах (мог. 6. 20. 35. 46-51. 56. 57. 60) и одной катакомбе (мог. 23).

    Плитные гробницы были сооружены на скале, за исключением одной (мог. 54), устроенной в насыпи, и расположены по длине с С. на Ю., на глубине 1-3 арш. от поверхности. Они разделяются на 2 вида: а) каменные ящики, покрытые сверху тройным рядом плит, расположенных уступами, и б) каменные ящики, покрытые лишь одною плитою. Из плитных гробниц одна (55-я) содержала остовы погребенные, одна (38-я) - не только свинцовую и глиняные урны, с жженными человеческими костями, но и погребенные остовы, в шести же остальных (1. 2. 3. 15. 54. 61) заключались лишь глиняные и свинцовые урны, с прахом сожженных покойников.

    Урны в плитных гробницах 1-го вида стояли тесно одна возле другой, в гробницах 2-го вида - в глубине каменных ящиков.

    Черепичные гробницы, заключавшие в себе остовы погребенные, были устроены на материке, на глубине до 4 арш. от поверхности насыпи, и обставлены по бокам и сверху черепицами (преобладающий размер последних 17' х 12'' х 1'), одинаковой формы с черепицами византийского города Херсонеса; на одной из них (в гроб. 5-й) сохранилось клеймо с греческим именем и с изображением орла на рыбе (как на монетах Синопы, Ольвии, Истрии и др.).

    Гробница, высеченная в скале (12-я), была покрыта плитой и содержала 2 глиняные урны с жжеными костями, лежавшие на дне ее.

    Гробницы, обложенные мелким камнем, находились в насыпи могильника на различной глубине, в большинстве случаев между каменными глыбами, или были прислонены в скале. Направление их самое разнообразное и находилось в тесной зависимости от прослоек скалы. Остовы лежали на земле и были обложены мелким камнем разной величины, но не покрыты ни черепицами, ни плитами. Только одна разграбленная гробница (68), была покрыта тремя кусками мраморной плиты, с неполною греко-латинскою надписью, содержащею переписку

    Херсонесцев с римским наместником нижней Мизии о нарушении правил по сбору налогов с домов терпимости. Надпись эта издана и объяснена В.В. Латышевым в 9-м выпуске "Материалов по археологии России", стр. 39-45.

    Отдельно найденные глиняные урны с жжеными костями были зарыты в земле и щебне насыпи, без всякой обкладки, в одной линии с плитными гробницами №№ 1-3, на глубине 4-5 арш. от поверхности.

    Катакомба, грубо высеченная в скале, без ниш и лежанок, и подымающаяся вверх полукругом (см. Прилож. 1, мог. 23), содержала отчасти остовы, погребенные в деревянных гробах и обращенные головою на Ю.-З., отчасти сожженные кости, сложенные в урны и в каменный гробик с греческой надписью (изд. В.В. Латышевым в тех же Материалах, стр. 30-31).

    По наружному виду своему урны (как отдельно зарытые, так и находившиеся в гробницах) подразделяются на 10 разных видов (см. I-е Приложение, мог. 15. 23. 38. 46. 49. 51. 54. 56. 57. 61), с незначительными вариантами; свинцовые урны все сильно повреждены. Самый распространенный вид представляет урна, найденная в катакомбе (№ 23, V); в одном только экземпляре встретились урны, находившиеся в гробницах 46-й, 49-й, 56-й и 61-й и урна о двух ручках с надписью в гробнице 15-й. Большею частию урны были покрыты глиняными пробками, одна была закрыта глиняною чашкою (в гроб. 56-й); одна свинцовая (в гроб. 38-й) - свинцовой крышкой на болтиках; на 29-ти урнах пробки были только положены сверху, но не замазаны и лишь одна урна о 3-х ручках (гроб. 38-я) найдена плотно закрытой и замазанной известью. На некоторых урнах начертаны греческие надписи (гробн. 2. 15. 23. 38).

    Древности, найденные в этом могильнике, подробно перечислены в упомянутом выше Приложении к Отчету, отдельно по каждой могиле, и заключаются в следующих предметах:

    • стеклянных флаконах (мог. 2. 3. 13-15. 18. 23-25. 29. 32. 33. 35. 38. 46. 47. 51. 54-57. 61. 65. 66.), чашечках (гробн. 17. 25. 29.) и других сосудах (мог. 3. 57.), привесках (мог. 24. 38) и витой палочке (мог. 65);
    • глиняных кувшинах (мог. 3. 13. 14. 27. 30. 32. 37. 52. 53. 62. 63. 66.), вазочках (мог. 7. 36. 55. 61.), в том числе одной из красной глины в виде молодой мужской головы (мог. 55), чашках (мог. 2. 23. 30. 32-34. 39. 61. 62.

      67), тарелках (мог. 30. 32. 44. 53. 61. 62) и др. сосудах (3. 23. 31. 39. 44. 45. 52), лампочках (мог. 2. 3. 14. 23. 24. 27. 32. 37. 39. 41. 47. 62. 66.), из которых многие украшены рельефными изображениями человеческих фигур, животных, цветов и пр., и нескольких статуэтках (мог. 3. 42. 55.);

    • костяных: ложечках (мог. 2. 6.), коробках (мог. 3. 23. 63.), шильцах (мог. 3. 24. 38. 52. 54. 61.), точеных ручках (мог. 3. 23.), кольцах (мог. 23. 24), привесках (мог. 26. 33. 54. 55. 60. 61.), гребне (мог. 17) и игральном кубике (мог. 24);
    • деревянных: прутьях (мог. 23) и коробке (мог. 23.);
    • золотых: листиках (мог. 2-4. 6. 12. 14. 15. 21. 23. 28. 35. 38. 46-48. 51. 54. 55. 57. 60. 61. 67.), серьгах (мог. 3. 15. 23. 26. 29. 38. 40. 43. 55-57. 58), чеканных пластинках (мог. 3. 4. 23. 61. 62.), перстнях (мог. 23. 38), бусах (мог. 3. 38. 52) и привесках (мог. 1. 3. 23. 38. 40.);
    • серебряных: серьгах (мог. 1. 34. 43. 50), браслетах (мог. 43), перстне (мог. 31), и крестике с эмалью (мог. 11);
    • бронзовых: фибулах (мог. 2. 3. 9. 17. 23. 27. 34. 38. 50. 52. 54. 59. 61. 62), застежках (мог. 3), пряжках (мог. 2. 3. 10. 15. 19. 23. 20. 31. 38. 40. 42. 54. 59. 66), серьгах (мог. 3. 10. 14. 56), браслетах (мог. 1. 3. 23. 30. 32. 37. 38. 52. 61-67), зеркалах (мог. 1. 3. 5. 38. 66), ложечках (мог. 3. 16. 24. 54), иголках (мог. 3. 15. 27. 31. 35. 38. 50. 62), кольцах, бляшках, привесках (мог. 1. 10. 16. 23. 27. 34. 38. 42. 54. 59), колокольчиках (мог. 10. 23. 27. 38), ключах (мог. 2. 17), шейном обруче (мог.. 14), перстне (мог. 50), запонке (мог. 24), крестике (мог. 11), статуэтке (мог. 1) и крышке от сосуда (мог. 24);
    • железных: ножах (мог. 15. 24. 31. 38), стригилах (мог. 2. 15. 38. 48), перстнях и кольцах (мог. 15. 38); и) каменных: оселках (мог. 3. 15. 24. 27. 38), дощечках (мог. 47), разных изображениях (мог. 1. 8. 23. 37. 38), пронизях из горного хрусталя (мог. 3. 38. 55. 62. 63), сердолика (мог. 3. 38. 40. 50. 52. 53. 55. 61. 63), гагата (мог. 38. 55. 63), зеленого и синего камней (мог. 21. 45);
    • бусах: стеклянных (мог. 2. 3. 9-11. 14. 16. 22-24. 26. 31. 34. 35. 38. 40-42. 44. 47. 52. 58-63. 65. 67), янтарных (мог. 1. 3. 22. 23. 26. 38. 40. 45. 52. 53. 55. 63), коралловых (мог. 23. 40), мозаичных (мог. 38. 55) и пастовых (мог. 2. 3. 8. 19. 23. 26-29. 33. 53-55. 61. 64);
    • кожаных: ремнях (мог. 23);
    • шерстяной ткани (мог. 23); м) просверленном зубе животного (мог. 1);
    • бараньем астрагале (мог. 40);
    • яйце (мог. 33);
    • раковинах (мог. 3. 24. 65);
    • розовой краске (мог. 65);

    • монетах: серебряных римских, оправленных в золото в виде медальонов (мог. 3), и бронзовых: римских же (мог. 23. 24. 27. 28. 61. 64), босфорских (мог. 28. 33.), херсонесских (мог. 7. 15-19. 21. 23. 25. 29-31. 36. 40. 41. 44. 59. 63. 65), византийских (мог. 32. 34.), синопских (мог. 8. 45.), амизской (мог. 62) и филиппопольской (мог. 27).

    Относительно размещения древностей при погребенных остовах, г. Косцюшко-Валюжинич сообщает следующее. Если в гробнице находилась посуда смешанная, то стеклянные флаконы обыкновенно лежали в изголовье скелета, а глиняные кувшины и чашки как в ногах, так и по бокам его, посуда же однородная была размещена различно, и в изголовье, и в ногах, и по бокам остова, часто даже во всех этих местах одновременно. Костяные коробочки найдены сбоку, золотые листики в изголовье. Если в гробнице находилась одна монета (большею частью херсонесская II-го периода), то она всегда была в изголовье, если их было несколько, то они лежали по бокам остова.

    Черепа некоторых остовов очень деформированы. Три такие черепа найдены в катакомбе (№ 23) и один в гробнице, обложенной большими черепицами с древними греческими клеймами (№ 5).
    Рис. 10
    Рис. 11

    В щебне и в земле насыпи, покрывавшей упомянутый некрополь, найдены: мраморная плиточка с древнегреческой надписью (см. Матер. по археол. России № 9, стр. 26), обломок мраморной плиты с частью латинской надписи в 3-х строках (там же, стр. 35), 3 каменные детские надгробия грубой работы (см. прил. рис. №10) , часть крышки от мраморного гробика, одинакового вида с крышкой гробика из катакомбы № 23, два каменные отбитые выступа от какого-нибудь памятника (см. рис. №11) , два обломка древней черепицы со штемпелями, 18 амфорных клеймленых ручек, 2 бронзовые стертые монеты с херсонесской контрмаркой, 7 бронзовых монет херсонесских, серебряная монета Каракаллы (?), бронзовые монеты: Юлия Филиппа, Клавдия и Агриппины, Валентиниана I, Юстиниана I, Рискупорида V, бронзовые монеты: Амизоса и Тарента (?), бронзовый




    гладкий кружок, похожий на монету, головка терракотовой статуэтки женщины, 2 бронзовые вещицы наподобие нынешних печатей, 3 свинцовые крышки от урн и следующие глиняные вещи: верх двуручной амфоры с буквами DZ, начертанными красной краской, 2 цельные двуручные амфоры, игрушечная амфорка, 3 кувшинчика, блюдце, тарелка под черным лаком, сосудик на высокой ножке, 2 лампочки с неясными рельефными изображениями, две гладкие лампочки и кружок с рельефной головой безбородого мужчины.

    Кроме того, Председатель Археологической Комиссии А.А. Бобринской, проездом в Керчь, расследовал в Херсонесе две катакомбы и гробницу на косогоре по левую сторону дороги, ведущей из Севастополя к Херсонесскому монастырю, немного не доезжая древних стен Херсонеса. На этом месте уже неоднократно встречались как катакомбы, так и гробницы обыкновенного типа. Наружных признаков эти могилы не имеют.

    Одна катакомба, исследованная гр. Бобринским, обнаружена на глубине 1, 5 м. ниже уровня грунта. В скале высечено квадратное входное отверстие, ведущее к подземной камере. Ширина этого отверстия: 0,54 метра, высота 0,67 м. К нему вели две выделанные в скале ступени. Плита, которая должна была прикрывать это входное отверстие, оказалась отваленной, а катакомба ограбленной. Камера внутри просторна (длина ее 3,9 метра; ширина 3,6 м.; высота 1,4 м.) и направлена в длину с С. на Ю. Она внутри отштукатурена и разделена на три, симметрично расположенные и высеченные в скале, отделения. Одно прямо напротив входного отверстия, другое справа, третье слева; каждое отделение состоит из тщательно выглаженной в скале лежанки, на которой разбросаны были человеческие кости; под этой гладкой лежанкой находится, между нею и грунтовой скалой, пустое пространство, ныне заваленное землею, но первоначально предназначенное также для погребения; в земле под плитою точно также встречены разбитые и брошенные в беспорядке кости. Вся катакомба, очевидно, уже была разграблена в старину, отчего она отчасти наполнилась землею. Кроме обломков человеческих костяков, здесь оказалось еще несколько черепков от амфоры. Верх катакомбы не был выглажен. В ней похоронено было, по-видимому, не менее 3-х человеческих остовов.

    Несколько выше, на том же косогоре, на глубине 1,4 м. ниже уровня грунта,

    оказалась высеченная в скале каменная прямоугольная гробница; верхней плиты не оказалось и гробница была переполнена землей. Длина ее (с С. на Ю.) свыше 2м.; ширина 0,64 м., глубина ½ м. Эта гробница была совершенно пуста: даже костей в ней не было, а найдено только несколько черепков от амфоры.

    Тут же, на глубине 1½ м., обнаружена другая катакомба, с таким же квадратным входным отверстием, как и в первой, только больших размеров. Перед входом была большая, тяжелая, отваленная плита и подле нее два грубо высеченные из известняка креста; надписей на крестах не было, у обоих одна из боковых частей отбита. Входное отверстие было плотно забито большими и малыми каменьями. Снаружи, перед отверстием, выглажена небольшая площадка, к которой, с противоположной стороны, вели три, высеченные в скале, ступени.

    Катакомба эта была шириною у входа в 2 арш. 13 верш., у задней стены в 2 арш. 11 верш., длиною в 3 арш. 8 верш., высотою в 2 арш. 7 верш. Длина ниш: против входа 2 арш. 8 верш., боковых 2 арш. 12 верш., глубина 1 арш. 6 верш., высота 1 арш. 8 верш. Высота выступа над подошвой ниш 3 верш., над подошвой катакомбы 1 арш. Внутри, в стене против входа и в двух боковых стенках, выдолблены полукругом большие ниши и в каждой из них еще по малой нише. Катакомба оказалась расхищенной; в ней найдены лишь кости и две бронзовые пряжки.



Подробный отчет о произведенных в Херсонесе раскопках см. в приложении.


Из Отчета Императорской Археологической Комиссии за 1891 год, подписанного Председателем графом А.А. Бобринским. Опубликован в Санкт-Петербурге в 1893 г.
©Национальный Заповедник Херсонес Таврический . 2007 - 2022
[ условия использования материалов ]